Две пастели Карла Барду обрели дом в музее Тропинина

9

Музей Тропинина по праву считают настоящим символом дворянской и купеческой жизни XIX века — усадьба, в которой он расположен, буквально пропитана духом старой Москвы. Но любят это место не только за атмосферу: камерные выставки музея представляют особый интерес, ведь во многом состоят из работ, бережно хранящихся в частных собраниях. В благодарность за многолетнее доверие музей Тропинина устроил праздничный вечер для коллекционеров, искусствоведов и самых преданных посетителей, назвав его просто и с любовью — встреча друзей музея.

Главным событием вечера стала торжественная передача музею двух пастелей, предположительно созданных портретистом первой половины XIX века — Карлом Барду. Частный коллекционер Максим Боксер принес их сюда еще год назад, пожелав эти работы именно подарить, чем приятно удивил работников музея, — на протяжении нескольких лет его фонд таким образом пополняли лишь предметами декоративно-прикладного искусства. Поэтому, переждав сложное время эпидемиологических ограничений, вручение «даров» было решено устроить повторно, но уже в более праздничной обстановке. Интересно и то, что попали эти два детских портрета в руки коллекционера, собирающего графику начала XX века — совсем другой эпохи и иного стиля. Так что Максим долго размышлял над тем, какое место станет лучшим домом для этих работ.

— Я когда-то попал к очень приятной пожилой женщине, у которой почти не осталось никакого собрания, но были эти портреты и несколько графических листов, которые я купил. Через некоторое время она оказалась в доме престарелых. И она меня нашла, попросила продать эти вещи. Потом ее не стало, и я даже не знал, кого искать. Никто и не приходил. Портреты провели со мной довольно много времени на даче: я все время думал, что и как с ними должно произойти. С одной стороны — обязательство, с другой — не хотелось их пускать в свободное плаванье на рынок, потому что я в них видел абсолютное качество, редкую технику и правильный дух первой половины XIX века.

В итоге свой выбор Максим остановил на музее Тропинина, основанном известным коллекционером Феликсом Вишневским, о котором он много слышал от своих старших друзей.

— Для меня домашняя и уютная обстановка музея Тропинина отличается от мертвого, строгого музейного хранения, — признается Максим Боксер. — И мне хочется верить, что эти пастели обязательно подружатся с другими экспонатами.

Теперь портреты ждет реставрация, а затем они пополнят фонд детских изображений и обязательно предстанут перед широкой публикой, ну а пока музейные залы украшают не менее интересные картины.

Две пастели Карла Барду обрели дом в музее Тропинина

Выставка «Мода на Nature» состоит из гостиной и столовой XIX века с соответствующими предметами декора. Здесь не только картины, но и, например, зеркало той эпохи, а еще — пианино, на котором, по легенде, играл композитор Скрябин, часто бывавший в гостях у прежних хозяев усадьбы. Расположенные в залах натюрморты и пейзажи — изображение ближнего и дальнего мира. И особое внимание, по мнению кураторов выставки, стоит уделить символизму бытовых, привычных нам картин. Художники всегда вкладывали в натюрморты послания, которые их современники с легкостью расшифровывали. Поэтому, чтобы разглядеть за сочными красками что-то большее, нужно понимать время и место написания работ.

Вот, например, натюрморт нидерландского художника Бальтазара ван дер Аста — спелые персики изображены на полотне отнюдь не для появления аппетита.

— Фрукты уже распирает от зрелости, и на них даже червоточинки появились, — поясняет смысл картины сотрудник музея Екатерина Архипова. — Это символ жизни, пышущей здоровьем, но уже с какими-то появившимися изъянами — физическими и душевными. Раньше натюрморты часто напоминали людям о смерти, бренности существования. Эта же картина говорит, что пока все прекрасно, но уже появляются первые признаки душевного растления.

Предназначение пейзажей же было иным — при помощи них люди познавали необъятный мир во всей его естественной красоте. А чтобы подчеркнуть все разнообразие подходов к изображению этого мира, взглядов на него, организаторы представили картины на любой вкус — от мрачных морских пейзажей Айвазовского до светлых сельских Акима Карнеева. Из интересного — тут же можно увидеть работы Василия Жуковского, в первую очередь известного как поэта.

Две пастели Карла Барду обрели дом в музее Тропинина

Но на этой экспозиции романтический дух странствий не заканчивается — еще одна выставка в музее Тропинина представляет собой графику Бориса Смирнова, доставленную в Москву из Новосибирского государственного краеведческого музея. Получивший известность как автор пейзажа, свой творческий путь художник начинал с репортажных зарисовок, умело изображая в лицах и фигурах судьбу всего русского народа. Об этом малоизвестном, но очень полезном в том числе с исторической точки зрения периоде и рассказывают 99 работ, объединенных под названием «Сибиряки». Разные характеры и судьбы, столкнувшиеся в одном месте: сосланные купцы и дворяне, старообрядцы и переселенцы, чиновники и их семьи — все это нарисовано при помощи соуса и белил.

На входе в зал посетителей встречают «Иркутские дворянки. Подруги по гимназии» — женщины зрелые и в буквальном смысле готовые на подвиги — одна из них так крепко держит в руке зонт, будто сейчас отправится в бой. А осуждающий, с каплей хитринки взгляд обеих подруг, направленный куда-то в сторону, только подзадоривает воображение, заставляя додумывать, на кого направлен их столь недовольный взор.  

Часто встречается здесь и другой типаж, легко читаемый по лицам героев картин «Купец — церковный староста в Иркутске» и «Потомственный дворянин». Оба нахмурились, но смотрят вдаль с гордо поднятой головой. Это люди с принципами, сильными убеждениями и непростым характером, подавить который вряд ли возможно. Что бы ни привело их в Сибирь, память о своем, наверное, более счастливом прошлом они хранят до сих пор — на это указывают награды, которые они не снимают со своей груди.

Две пастели Карла Барду обрели дом в музее Тропинина

Графика Смирнова действительно поражает своей реалистичностью: в каждой тени, падающей на лицо, складке и морщинке, осанке и положении головы отображен целый период русской истории.

Обе выставки были открыты для посетителей музея с начала ноября и, к сожалению, подходят к своему завершению. Однако уже в новом году залы музея Тропинина украсят новые, не менее интересные экспозиции, помогать в организации которых так же будут частные коллекционеры.

Сергей Подстаницкий давно дружит с музеем — под его руководством 6 февраля здесь откроется выставка графики первой половины XIX века. Семьдесят вещей из двадцати московских и петербургских собраний, многие из которых принадлежат кисти не только русских, но и французских, английских и бельгийских художников, предстанут перед нами. Посетителей ждет несколько работ Карла Брюллова, Петра Соколова, и даже обещают привезти картины Жана Энгра прямиком из Франции.

К апрелю же музей Тропинина готовит экспозицию «Война и люди» — о событиях 1812 года. Задумку выставки раскрыл коллекционер Александр Вихров.

— Мне очень приятно, что друзья музея сделали большую работу, чтобы портреты наконец обрели имена. А теперь наша задача заключается в том, чтобы показать, чем эти люди были интересны. И добавить к этим ярким полотнам черно-белой войны, показать, что война — это еще и бедствие. Многие военные действия приобретают романтический флер, а мне кажется, что это абсолютно неправильно.

Источник: www.mk.ru

Читайте также: