Конфликт с кавказцами в метро показал главную проблему русских

3

Национальный вопрос, загнанный под землю постольку, поскольку постулируется, что у преступности и терроризма нет национальности, под землей, в смысле в подземке, и начал проявляться. 4 октября произошел инцидент с избиением в метро тремя выходцами из Дагестана бармена Романа Ковалева, который заступился за девушку, к которой те приставали. В среду по соцсетям пошел ролик с аналогичным конфликтом.

Несколько кавказцев начали приставать к девушке, за нее заступились несколько россиян. Драки по стечению обстоятельств не произошло.

Вот обстоятельство времени. После того, как Ковалев совершил нормальный, естественный (ну, хорошо, когда-то, во время пионерской организации, естественный) поступок, государство неожиданно решило замотивировать правильное поведение. Медаль, два миллиона, почет и уважение. И даже москвичи мужского пола, с одной стороны пристыженные, а с другой увидевшие поддержку государства, встряхнулись — доколе! На неделю вот хватило. Надолго ли?

Вот обстоятельство места. На Текстилях, где и был конфликт, люди суровы и привыкли выживать, здесь много бескомпромиссных ребят. А вот на выходе, например, из метро «Аннино» вы можете решить, что оказались где-то на Кавказе. Тут особо к порядку не призовешь в случае чего.

Стечение обстоятельств, а вовсе не норма жизни.

Ну вот, представьте. Трое русских в Махачкале напились водки, стали приставать к местной девушке, а заступившегося за нее дагестанца избили до полусмерти. Вопрос не в том, что не получается представить. Вопрос в том, что если бы такое произошло, дожила бы эта троица до задержания сотрудниками полиции?

Там — это норма жизни. Потому что у дагестанцев, чеченцев, ингушей (а можно взять для примера и бывшие республики СССР, которые сбежав от России тут же начали строить именно национальные государства) есть внятное вполне представление о том, что они — народ. Связанный навеки землей, предками, языком, обычаями и вообще способом жизни. И, да, этот менталитет предполагает, что прав сильный (на абсолютно правомерное замечание в метро «борцухи» отреагировали предложением «выйти разобраться», поскольку даже предположить не могли, что могут быть не правы).

А что у русских вместо национальности? За последнее время только чудом каким-то это страшное слово на «р» появилось в Конституции. Русская весна плавно перешла в осень и завяла. Да вот еще МВД, разгромившее запрещенное Движение против нелегальной иммиграции, теперь от отчаяния тезисы ДПНИ и повторяет. Приезжим из ближнего зарубежья, нарушающим тут порядок, грозит высылкой без возможности возвращения. Но вот выясняется, что около 300 тысяч таких высланных уже амнистированы, потому что местным нашим капиталистам нужна дешевая рабсила.

Атомизированный и разобщенный народ не вызывает уважения. С его представителями можно делать что угодно.

Самое печальное, что удобно это отсутствие у русских национального самосознания в первую очередь власти. Хотя иногда можно и поощрить какого-то особо отличившегося гражданина. Не забыв при этом упомянуть, что у преступности и терроризма нет национальности. А значит и у героя, если он русский, — тоже нет.

Источник: www.mk.ru

Читайте также: