«Лучше не проводить выборы, чем проводить их без Восточного Иерусалима»

15

Палестина готовится к первым более чем за полтора десятилетия всеобщим выборам в надежде преодолеть раскол между двумя политическими силами — «Фатх» и «Хамас». Однако ряд палестинских политиков сомневаются — стоит ли идти на выборы, если Израиль отказывает в праве голоса жителям Восточного Иерусалима. Еще год назад диалог с Израилем, поддерживавшимся 45-м президентом США Дональдом Трампом, казался палестинцам безнадежно утерянным. Но новая американская администрация во главе с Джо Байденом решила изменить курс в отношении Палестины. О том, как продвигается диалог с Вашингтоном, каков шанс на переговоры с Израилем и есть ли смысл в проведении выборов, рассказал корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой член Исполнительного комитета Организации освобождения Палестины (ООП) и министр социального развития Ахмад Мадждалани, который посетил Москву для участия в работе Ближневосточной конференции, организованной международным дискуссионным клубом «Валдай» в партнерстве с Институтом востоковедения РАН.

— Почувствовали ли уже в Палестине изменения курса Вашингтона?

— Мы наблюдаем новый подход в позициях США, выраженных президентом Байденом еще во время выборов, а также недавно — через американских официальных лиц. Существуют американо-палестинские контакты, и мы считаем, что эти контакты могут быть расширены. Новая администрация США озвучила ряд вопросов, в которых видно отличие ее политики от политики предыдущей администрации. Наиболее важные среди них: возобновление отношений с Палестиной, возобновление работы американского консульства в Аль-Кудсе (Восточном Иерусалиме.— “Ъ”), возобновление работы палестинского представительства в Вашингтоне, а также возобновление мирного процесса на основе признанных международным сообществом решений. В Вашингтоне также говорят о возвращении к финансовой помощи палестинской администрации и Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ. И мы считаем, что все эти вопросы очень важны, это движение в правильном направлении. Но мы хотели бы, чтобы США изменили свои произраильские формулировки, отменили законы, принятые Конгрессом и администрацией Дональда Трампа, в частности Акт Тейлора Форса, который не позволяет США оказывать какую-либо помощь палестинцам.

— На каком уровне идет сейчас американо-палестинский диалог?

— Новая администрация назначила господина Хади Амра на пост заместителя помощника госсекретаря по делам Палестины и Израиля. И именно с ним мы сейчас ведем диалог, готовясь к контактам на более высоком уровне — глав внешнеполитических ведомств. Также мы готовим телефонный разговор между президентом Байденом и президентом Палестины Махмудом Аббасом. Дата звонка еще не установлена.

— Получила ли палестинская администрация $15 млн, обещанные США в качестве гуманитарной помощи?

— Речь идет о помощи для улучшения ситуации в сфере здравоохранения. Она еще не прибыла, это требует времени. Но это очень небольшая сумма, о которой нельзя говорить как о помощи. Однако мы рассматриваем ее как жест доброй воли, а также как позитивный шаг в правильном направлении.

— Как отразилась пандемия коронавируса на ситуации в Палестине?

— Экономические показатели в прошлом году значительно снизились, примерно на 40% по сравнению с предыдущим годом. А доля безработных и бедных резко увеличилась.

Могу сказать вам точную статистику, как министр социального развития: число бедных семей на Западном берегу и в секторе Газа увеличилось с 216 тыс. в прошлом году до 360 тыс. в этом.

Особенно резкий рост числа бедных наблюдается на Западном берегу — на 114% по сравнению с прошлым годом. В конце прошлого года мы начали процесс восстановления экономики, но все же след, оставленный пандемией, слишком велик, и ее последствия для экономической и социальной сферы велики.

— Сейчас Палестина готовится к выборам — парламентским и президентским. При этом Израиль запретил проведение голосования в Восточном Иерусалиме. Как в Палестине относятся к этому решению?

— Выборы невозможно провести без Аль-Кудса. Если мы согласимся с проведением выборов без Аль-Кудса, то признаем его формальную аннексию Израилем. Для нас лучше не проводить выборы, чем проводить их без Аль-Кудса.

— Если выборы все же состоятся, увидим ли мы на них новое поколение политиков, прежде всего от движения «Фатх»?

— Несомненно.

Мы стремимся использовать эти выборы для решения трех задач.

Первая — прекращение раскола, примирение и политическое партнерство «Фатх» и «Хамас». Вторая — обновление палестинской политической системы и обновление политических элит, третья — восстановление легитимности политических институтов. И если мы проведем выборы в законодательный орган 22 мая, выборы президента состоятся 31 июля.

— Президент Махмуд Аббас — единственный планируемый кандидат от «Фатх» на президентских выборах?

— Пока об этом говорить рано, хотя все указывает на то, что он будет единственным кандидатом.

— Есть ли надежда на достижение соглашения о примирении между «Фатх» и «Хамас»?

— Мы договорились в Каире в ходе встреч, которые состоялись 8–9 февраля и 16–17 марта, что выборы — это единственный доступный ключ для прекращения раскола и для возобновления политического партнерства. Кроме того, мы договорились признать результаты выборов, независимо от их исхода, а также сформировать правительство национального единства из блоков, победивших на выборах. Поэтому мы все с нетерпением ждем формирования правительства после выборов. Именно ему будет поручено устранить все следы раскола, который длится с 2007 года.

— Видите ли вы перспективу для переговоров между Израилем и Палестиной?

— Пока нет партнера со стороны Израиля, с которым можно было бы возобновить мирный процесс. Израильтяне уже более двух лет живут в состоянии политического кризиса. Они провели четыре избирательные кампании подряд, и, мне кажется, новые, пятые, выборы в Кнессет не за горами.

— В прошлом году президент Аббас говорил о прекращении соглашений Осло (речь идет о декларации, подписанной в 1993 году палестинцами и израильтянами в Вашингтоне, а также о других палестино-израильских договоренностях.— “Ъ”). За этим последовало объявление о разрыве контактов с Израилем, в том числе в сфере безопасности. Однако затем контакты возобновились… То есть все вернулось к тому, что было?

— Нет. Возобновление отношений с Израилем не означает возобновления переговоров с Израилем. Это не означает возвращения отношений, которые были в прошлом. Уровень отношений довольно низкий, координация в вопросах безопасности минимальна.

— Если пока нет возможности говорить о мире, есть ли смысл в международной конференции, которую Палестина хотела созвать при поддержке России?

— Между нами и Российской Федерацией существует договоренность о созыве под эгидой ООН мирной конференции, нацеленной на выполнение международных решений по палестинскому вопросу в конкретные сроки, не превышающие 18 месяцев.

— Но если Израиль против такой конференции, есть ли в ней смысл?

— Мы считаем, что этот вопрос в некоторой степени связан с происходящими в Израиле событиями, с проходящими там выборами. Многое зависит и от США, смены их курса после выборов.

— После нормализации отношений между Израилем и арабскими странами изменились ли ваши отношения с теми, кто установил контакты с Израилем? Например, с ОАЭ?

— Несомненно. Уровень отношений со странами, которые нормализовали отношения с Израилем, уже не тот, что был до этого. Мы считаем, что эти страны совершили серьезную стратегическую ошибку. Арабского консенсуса больше нет. Эти государства нанесли большой ущерб позиции, которая поддерживала Палестину.

Источник: kommersant.ru

Читайте также: