Эффективность применения индукторов устойчивости в росте и развитии томата

 

Иммунитет растений. Под ред. Шкаликова В.А

содержанием токсичных для него веществ. Вакуолизация снижает содержание протоплазмы в клетках, а следовательно, ухудшает ус­ ловия для питания облигатно-биотрофных грибов.

Действие всевозможных специфических патотоксинов корре­ лирует с присутствием природных рецепторов на клетках расте­ ния-хозяина. Устойчивость к таким патотоксинам часто объясня­ ется отсутствием этих рецепторов у растения-хозяина. Содержа­ ние в растениях антибиотических веществ, таких, как фенолы, флавоны, сапонины, лактоны, танины и др., связывают с устойчи­ востью к возбудителям грибных заболеваний. Так, сапонины ока­ зывают токсичное действие на фитопатогенные грибы, содержащие в своих мембранах стерины. В случае заражения растения овса воз­ будителем офиоболеза пшеницы (Ophiobolus graminis var. tritici) со­ держащийся в его корнях сапонин авенацин активируется и гриб погибает. Если же возбудитель офиоболеза овса (Op. graminis var. avena), содержащий ферменты, которые могут инактивировать са­ понины, поражает растения овса, то инфекция сохраняется, зара­ жение и развитие болезни становится возможным.

Часто патогенность возбудителей болезней снижается вслед­ ствие того, что вырабатываемые патогенами и используемые ими

для проникновения и заселения растений-хозяев ферменты инактивируются содержащимися в растениях веществами. В качестве примера таких веществ можно назвать проантоцианидины, кото­ рые инактивируют протеолитические ферменты возбудителя се­ рой гнили ( Botrytis cinerea) в незрелых плодах земляники, и инги­ биторы протеаз, которые широко распространены в растительных тканях.

Углеводы. Одни патогены, такие, как возбудители ржавчины и мучнистой росы, лучше развиваются при высоких концентрациях Сахаров, а другие, например возбудитель бурой альтернариозной пятнистости томата, — при низких. Очевидно, что растение стано­ вится устойчивым к патогенам, требующим высоких концентра­ ций Сахаров, в том случае, когда их содержание в нем падает до определенного уровня.

Факультативные паразиты легче поражают ткани, обеднен­ ные углеводами (что может служить одним из признаков ослаб­ ления растений). Облигатные паразиты развиваются только на живых тканях, сохраняющих фотосинтетическую активность. Вероятно, поэтому восприимчивые к ржавчине растения пше­ ницы не заражаются паразитом после выдерживания их в тем­ ноте.

Белки и продукты их распада. Устойчивость растительных тка­ ней к факультативным паразитам положительно коррелирует с высоким содержанием белка и относительно низким содержанием более подвижных соединений азота. Например, в тканях устойчи­ вого сорта капусты Амагер содержится значительно больше белка, в то время как восприимчивому сорту Номер первый свойственно высокое содержание аминокислот (Арциховская, 1956). Однако недостаток растворимых азотистых соединений вряд ли может оказывать существенное влияние на поражаемость, поскольку фа­ культативные паразиты способны синтезировать активные фер­ менты, расщепляющие белковые соединения растительных тка­ ней до усвояемых паразитами продуктов.

Обмен веществ облигатных паразитов оптимально приспособ­ лен к обмену веществ растения-хозяина. Основной фактор хими­ ческого состава устойчивости растений к облигатным паразитам — несоответствие растения-хозяина пищевым потребностям парази­ та. Восприимчивость растений к возбудителям мучнистой росы и ржавчины обусловлена наличием в них специфических веществ, необходимых для питания паразита.

Органические кислоты. Большинство патогенов, главным обра­ зом грибов, выдерживают высокие концентрации кислот и спо­ собны развиваться в широких пределах рН. Более существенную роль играет кислотность тканей в случае взаимоотношения расте­ ний с возбудителями бактериальных заболеваний, поскольку бак­ терии, в том числе и фитопатогенные, весьма чувствительны к по­ нижению рН среды. Так, возбудитель бактериальной пятнистости

(Xanthomonas vesicatoria) легко заражает зеленые плоды томата, рН клеточного сока у которых выше 5, в то время как спелые плоды с рН 4. 5 полностью устойчивы к заболеванию.

Органические кислоты могут воздействовать на паразита не не­ посредственно, а путем усиления действия токсинов, содержа­ щихся в тканях растений. Так, экстракты из крестоцветных содер­ жат фенольные вещества (они обладают слабыми кислотными свойствами), токсичные для Colletotrichum circinans. Действие этих веществ зависит от концентрации водородных ионов. Максималь­ ная токсичность гидрохинона достигается при рН 4, а катехола — при рН 5.

Многие фитопатогены могут развиваться лишь при наличии в питательной среде физиологически активных веществ типа вита­ минов, так, бедные тиамином сорта зерновых культур иммунны к возбудителю твердой головни Tilletia tritici.

Некоторые красящие вещества, например антоцианы, по своей химической структуре относятся к гликозидам. Установлено, что многие окрашенные сорта некоторых культур поражаются слабее, чем бесцветные.

Фитонциды (фитоантицепины). По определению Б. П. Токина, фитонциды — летучие вещества растений, ингибирующие рост и развитие микроорганизмов. Фитонцидной активностью обладают различные химические соединения, главным образом низкомоле­ кулярные (органические кислоты, альдегиды, монотерпены, про­ стые фенолы).

По объекту действия Токин разделил фитонциды на три группы:

• бактерицидные, фунгицидные и протистоцидные;

• стимулирующие или тормозящие прорастание пыльцы, рост

и развитие растений;

• токсичные для насекомых, клещей, червей и других организ­

Показано, что фитонцидное действие растений на специали­ зированных к ним паразитов, как правило, выражено слабо. В большинстве случаев оно распространяется на микроорганиз­ мы, не поражающие данное растение. Наиболее мощным фи­ тонцидным действием на возбудителей ряда бактериальных бо­ лезней, например томата, обладают чеснок, лук и мята. Фитон­ циды присущи всем видам растений, однако их активность неодинакова. Она меняется в зависимости от вида, сорта и воз­ раста растений, а также от времени дня, фазы развития расте­ ний, погодных условий и т. п. При механическом повреждении тканей количество выделяемых фитонцидов резко возрастает. Фитонциды более эффективно действуют на сапротрофных фитопатогенов, чем на облигатных паразитов. Фитонциды могут служить одним из факторов врожденного неспецифического иммунитета растений.

Антибиотическое действие фитонцидов, по-видимому, обус­ ловлено тем, что они относятся к ферментным ядам и их роль, по мнению Вердеревского, отнюдь не пассивна. Это один из факто­ ров активной сопротивляемости растений, связанный как с акти­ вированием окислительной системы, так и с качественными ее изменениями.

2.2. ФАКТОРЫ АКТИВНОГО ИММУНИТЕТА

Активный иммунитет растений проявляется в виде комплекса ответных реакций на воздействие патогенных организмов или продуктов их жизнедеятельности. Сущность активного иммуните­ та сводится к определенным биохимическим процессам. Как от­ мечал И. И. Мечников, существует два типа защитных реакций организма на инфицирование. В одних случаях они направлены на обезвреживание токсических выделений патогена, в других, и главным образом, — непосредственно на подавление самого воз­ будителя. Учение Мечникова о двух типах защитных реакций в полной мере подтверждают данные, полученные при изучении иммунитета растений. Характер защитных реакций растений оп­ ределяется в основном типом паразитизме и способом питания патогена.

К факторам активного иммунитета относят реакцию сверхчув­ ствительности, активацию и перестройку деятельности фермент­ ных систем, образование фитоалексинов, фагоцитоз.

Результаты активных защитных реакций могут проявляться либо в локализации патогена, либо в замедлении его распростра­ нения в растительных тканях, либо в его гибели и предотвраще­ нии болезни растения.

Обычно вопрос о совместимости или несовместимости возбу­ дителя и растения-хозяина решается только после проникновения возбудителя в растение. Как правило, возбудитель грибной или вирусной природы проникает в растение независимо от того, яв­ ляется оно хозяином или нет. Лишь после этого на уровне плазмалеммы клетки происходят генетически регулируемые процессы узнавания. При этом экзогенные сигналы, или элиситоры, связы­ ваются пока мало исследованными рецепторами. Элиситоры даже в очень малых концентрациях способны вызывать каскад защит­ ных реакций растения-хозяина еще на стадии заражения растения возбудителем. Действие их неспецифично, они индуцируют об­ щую активацию устойчивости. Установлена структура лишь неко­ торых из них, например 4 олигомеров хитина, хитоназы и глюка — нов. Это арахидоновая и эйкозопентаэновая кислоты, некоторые гликопротеиды из грибов, олигогалактурониды, системин, сали­ циловая, изоникотиновая, линоленовая и жасмоновая кислоты у растений.

Экзогенные элиситоры преобразуются на плазмалемме в эндо­ генные сигналы. Первой реакцией при этом, вероятно, является фосфорилирование протеинов, в котором участвуют разные фер­ менты (фосфолипаза, протеинкиназа, плазмалемма—АТФаза). Эти эндогенные сигнальные молекулы вызывают у растений все дальнейшие защитные реакции. Через цитоплазму эти молекулы попадают в ядро клетки и активируют гены устойчивости. Снача­ ла происходит индукция или стимуляция транскрипции и транс­ ляции РНК, что приводит к образованию ферментов. Они катали­ зируют синтез генных продуктов, связанных с защитными реак­ циями. Сигналы могуг действовать только в отдельных или соседних клетках либо путем транслокации попадать в более дале­ кие свободные от поражения части растения и индуцировать там защитные реакции. Последовательность этих реакций называют сигнальными цепями, под которыми понимают совокупность всех реакций от рецепции сигнала до фенотипического проявления ре­ акции. Последовательность таких реакций пока не установлена, поэтому сигнальные цепи носят частично гипотетический харак­ тер.

Результатом активизации устойчивости может быть образова­ ние структур (раневой перидермы, лигнина), с помощью которых растение пытается предотвратить заселение и инкапсулировать возбудителя в местах его проникновения. При развитии реакции несовместимости у двудольных растений наблюдается усиленное накопление в клеточных оболочках гликопротеидов. У однодоль­ ных (ячменя) при поражении мучнистой росой в клеточной обо­ лочке накапливается белок тионин.

Сверхчувствительность. Один из наиболее эффективных и рас­ пространенных механизмов устойчивости растений — реакция сверхчувствительности. Она индуцируется многими возбудите­ лями и протекает очень быстро: происходит гибель клеток хозяи­ на в местах проникновения патогена. Мертвые клетки становят­ ся для патогена барьером, изолирующим его от живой ткани (рис. 4).

Реакция сверхчувствительности возникает в ответ на заражение устойчивых сортов биотрофами, поскольку эта группа паразитов способна использовать для питания только живые клетки. Отми­ рание окружающих тканей ведет к голоданию биотрофов, а затем и к их гибели. Факультативные паразиты (некротрофы) способны продолжать развитие в мертвых тканях как сапротрофы. Однако в ряде случаев реакция сверхчувствительности является важным фактором иммунитета и к факультативным паразитам, гибель ко­ торых наступает в результате отравления образующимися токси­ нами. В данном случае защитная реакция растения направлена непосредственно против патогена.

Внешне реакция сверхчувствительности проявляется в виде не­ крозов, которые наиболее четко выражены при внедрении в расте-

ние облигатных паразитов и факультативных сапротрофов, опти­ мально приспособленных к обмену веществ растения-хозяина.

Установлено, что первые этапы патологического процесса (проникновение возбудителя в ткани растения-хозяина) у устой­ чивых и восприимчивых сортов протекают одинаково. На после­ дующих этапах патологического процесса реакция сортов резко меняется. У восприимчивых сортов гриб внедряется в клетки и питается за счет растения. Клетки, в которые проник гриб, про­ должают функционировать. При этом наблюдается как бы симби­ оз патогенного организма с высшим растением. У устойчивых сортов после проникновения гифы в клетку ее ядро и все содер­ жимое начинают темнеть и погибают вместе с гифой.

Р е а к ц и я клеток э п и д е р м и с а листа

на внедрение г и ф :

в, г, д — у восприимчивого сорта; е, ж,

В некоторых случаях реакция сверхчувствительности не огра­ ничивается гибелью только инфицированных клеток: отмирают и граничащие с ними клетки. Гибель клетки вместе с паразитом прерывает инфекционный процесс и предотвращает дальнейшее развитие болезни. Скорость и интенсивность реакции сверхчув­ ствительности при разных сочетаниях хозяина и патогена неоди­ накова: чем устойчивее сорт, тем быстрее развивается реакция сверхчувствительности. Так, красный клевер, устойчивый к Erysiphe hiligoni, мгновенно реагирует на вторжение паразита. При этом происходит быстрая дезорганизация и гибель поражен­ ных и некоторых примыкающих к ним клеток, а также гиф гри­ ба. В случае восприимчивых разновидностей такой реакции не на­ блюдалось. Аналогичные явления были обнаружены при взаимо­ действии сортов пшеницы с возбудителями ржавчины. При проникновении ржавчинных грибов в растения на листьях пше­ ницы появляются хлоротичные пятна, переходящие впоследствии в некротические. У устойчивых сортов некрозы выражены более четко, чем у восприимчивых. У неустойчивых сортов пустулы крупные, бархатистые, обесцвечивание тканей вокруг них не про­ исходит. У высокоустойчивых сортов некрозы имеют вид мелких точек, пустулы не развиваются. Это проявление высшего типа ус­ тойчивости — иммунитета.

Следует отметить, что механизм реакции сверхчувствительнос­ ти у растений пока полностью не выяснен. Остается открытым вопрос, обусловлена ли гибель возбудителя отмиранием клетки или оба они отмирают по другой причине, например, в результате образования фитоалексинов. Процессы эти в разных системах «растение—возбудитель» могут протекать неодинаково.

Окислительные процессы. После проникновения патогена в клетку растения-хозяина изменяется метаболизм растения, кото­ рый у устойчивых форм направлен на подавление инфекционно­ го начала. Проявление заболевания растения заключается, в пер­ вую очередь, в повышении интенсивности дыхания и активиза­ ции ряда окислительных ферментов. По А. Н. Баху (1949), токсины ряда микроорганизмов могут разрушаться оксидазами животного и растительного происхождения. Этой функции оксидаз, связанной с активизацией дыхательного газообмена, А. Н. Бах отводил решающую роль в явлениях иммунитета живых организ­ мов. Кроме того, А. Н. Бах отмечал специфическую роль оксидаз в защитных реакциях, эта группа ферментов принимает активное участие в процессах восстановления поврежденных тканей расте­ ния. Результаты многих исследований свидетельствуют о нали­ чии положительной корреляции между устойчивостью растения к заражению и активностью протекающих в нем окислительных процессов.

Степень активации окислительных ферментов под действием патогена определяется устойчивостью к нему растительной ткани.

У устойчивых сортов активная реакция на заражение сопровожда­ ется усилением энергетического обмена (рис. 5). У восприимчи­ вых растений под влиянием паразита наблюдаются распад окис­ лительных систем и нарушение отдельных звеньев обмена веществ (рис. 6). Под влиянием окислительной системы растения проис­ ходит снижение активности гидролитических ферментов патоге­ на, нейтрализация его токсинов. Защитные реакции, направленные на подавление ферментов паразита, называются антифермент­ ными, а направленные на разрушение токсинов паразита — анти­ токсическими.

На инактивацию ферментов паразита или на ингибирование их синтеза могут оказывать влияние фенольные соединения, амино­ кислоты или катионы металлов, от которых зависит активность ряда ферментов. Фенолы и продукты их окисления подавляют ак­ тивность многих ферментов. Устойчивость может быть также свя­ зана с отсутствием в клетках растения субстрата для ферментов, без которых невозможно заселение хозяина возбудителем. Катио­ ны кальция, бария и магния могут влиять на активность пектолитических, а возможно, и других ферментов и благодаря этому иг­ рать определенную роль в устойчивости растений. Устойчивость к инфекции определяется устойчивостью клеток к токсическим вы­ делениям патогена. При внедрении гиф Botrytis cinerea в ткани не­ устойчивых сортов капусты наблюдается быстро распространяю­ щееся потемнение тканей. Мицелий

Читать статью  Почему появилась ржавчина на листьях и что делать?

Рис. 5. Срез через пораженную ткань ли­

Рис. 6. Срез через ткань листа ка­

ста устойчивого сорта капусты Амагер на

пусты неустойчивого сорта Номер

15-й день после заражения грибом

первый на 2-й день после зараже­

Botrytis cinerea. Зона действия токсина

ния грибом Botrytis cinerea. Зона

ограничена двумя-тремя слоями клеток

распространения токсина широкая

ней и налет конидиеносцев возбудителей заболевания появляются лиш£ на восьмые сутки. Различия в площади, занятой мицелием, и площади, потемневшей от действия токсина, у восприимчивого сорта и почти полное совпадение этих показателей у устойчивого сорта свидетельствуют о том, что именно инактивация токсинов определяет защиту от патогена.

Белковый обмен. Все активные защитные реакции растения связаны с существенными изменениями в обмене веществ как ра­ стения, так и паразита. Регуляторами этих изменений являются нуклеиновые кислоты, белки и ферменты.

Белки играют ведущую роль в защитных реакциях растения, а следовательно, и в фитоиммунитете. Еще в 1940 г. Н. И. Вавилов подчеркивал возможность того, что по мере изучения химической природы белков, различной у видов и сортов, природа иммунитета станет более понятной. Он констатировал также, что наряду с уси­ лением дыхания процесс заражения нередко сопровождается воз­ растанием ферментативной активности и появлением новых фер­ ментов, белков и других веществ, ранее отсутствующих у хозяина и паразита.

Результаты многочисленных исследований свидетельствуют о том, что белковый обмен играет важную роль в защитных реакци­ ях растений. Одним из .основных показателей приспособленности патогенов к обмену веществ растения-хозяина служит сходство в строении белков восприимчивого растения и соответствующего паразита. Т. И. Федотова в 1935 г. обнаружила сходство иммуно­ логических свойств белков возбудителей болезней и их растенийхозяев, а в 1966 г. ей удалось выделить иммунологически сходные компоненты белков, связанные с проявлением паразитизма у воз-

будителей. Предположения о существовании общих антигенов у паразита и восприимчивого растения послужили основой для ра­ бот по изучению роли белков в иммунитете растений. М. С. Дунин с сотрудниками изучали устойчивость растений к заболеваниям с помощью серологического метода, основанного на учете антиген­ ной специфичности белков устойчивых и восприимчивых к забо­ леванию форм.

Большой интерес к проблеме совместимости растения-хозяина и патогена проявлял Стаман (1968). Он предположил, что в случае поражаемое™ растения патогеном в них синтезируются ферменты со сходными свойствами. При взаимодействии восприимчивого растения и патогена происходит обмен между ферментными сис­ темами и образование своего рода гибридных ферментов, отлича­ ющихся по свойствам от ферментов растения и паразита. От ха­ рактера изменений в обмене веществ растения-хозяина зависит исход взаимодействия, т. е. гибель паразита или поражение расте­ ния. Стаман считал, что успешное развитие болезни возможно только в случае сходства ферментных систем растения-хозяина и патогена.

О наличии связи между особенностями белкового обмена рас­ тения-хозяина и его восприимчивостью или устойчивостью к тому или иному заболеванию свидетельствуют результаты многочис­ ленных работ отечественных и зарубежных исследователей. Так, Д. В. Липсиц (1964) установил, что белки устойчивых и восприимчивых к раку сортов картофеля различаются по неко­ торым физико-химическим показателям, например аминокис­ лотному составу, иммунохимическим свойствам и т. д. Молеку­ лярная структура белков неустойчивого сорта менее прочна, чем у устойчивого, поэтому при внедрении патогена они подвергаются изменениям, что приводит к повышению ферментативной актив­ ности и вызывает активную ростовую реакцию. В результате уси­ ленного деления клеток происходит образование наростов. В тка­ нях устойчивых сортов подобной реакции не наблюдается. К тому же белки устойчивых сортов более устойчивы к действию протеолитических ферментов, чем белки восприимчивых. Реакция рас­ тений на заражение может проявляться также в новообразовании белков с самыми разнообразными функциями, поскольку они не только участвуют во всех звеньях метаболизма, но и определяют фототипические свойства каждого организма, особенности его взаимодействия с паразитом. Изменения свойств белков, проис­ ходящие в растениях при заражении, влияют на ход всех обмен­ ных процессов клеток, а следовательно, и на результат заражения.

Были также высказаны предположения о том, что хозяин мо­ жет изменить белковый обмен паразита, и о возможном влиянии аминокислот на устойчивость растений к патогенам. Очевидно, аминокислоты, изменяя метаболизм растения-хозяина, способ­ ствуют появлению фунгицидных или фунгистатических веществ

либо вызывают какие-то изменения, в результате которых ткани растения становятся менее пригодными для питания патогена (Андель, 1966). Следовательно, ни одна из рассмотренных защит­ ных реакций (активация дыхания и других окислительных про­ цессов) не может осуществляться без участия белков и их мономе­ ров, без предварительного воздействия на них.

Фитоалексины. Это низкомолекулярные антибиотические веще­ ства, синтезирующиеся в растении в результате взаимодействия продуктов метаболизма растения-хозяина и возбудителя. Фито­ алексины ингибируют развитие микроорганизмов, попадающих на растение. Впервые образование растениями фитоалексинов в ответ на инфекцию обнаружил К. О. Мюллер (1939), который изучал об­ разование некрозов при заражении клубней картофеля грибом Phytophthora infestans. В нашей стране теория фитоалексинов по­ лучила дальнейшее развитие в многочисленных исследованиях Л. В. Метлицкого, О. Л. Озерецковской и др.

Установлено, что синтез фитоалексинов живыми клетками — реакция не только на их поражение возбудителями болезней, но и на повреждение, воздействие других раздражителей, стресс и т. д. (рис. 7). Это временный процесс, который зависит от внешних ус­ ловий (температуры, освещения, пита­ ния и т. д.). К настоящему времени из растений разных ботанических се­ мейств выделено и идентифицировано более 200 фитоалексинов, из бобовых, пасленовых и др. — более 20, меньше всего их обнаружено у злаковых. При взаимодействии патогена с растением может синтезироваться несколько фи­ тоалексинов. Так, при заражении Ph. infestans в клубнях картофеля образуют­ ся три фитоалексина (ришитин, любимин и фитуберин), а после инфициро­ вания бобов вирусом некроза табака — четыре. Способность растения проду­ цировать не один, а несколько фито-

Рис. 7. Выявление фитоалексинов:

а — бобы гороха разделяют продольно и семена выни­ мают; б — капли суспензии, содержащие 4х10 5 в 1 мл спор Sclerotinia fructicola, помещаемой в семенные полос­ ти; в — через 24—28 ч инкубации капли собирают; г — удаление спор и кусочков мицелия центрифугировани­ ем; д — засеянный агар толщиной 1 мм; е — агаровые блоки с культурой S. fructicola помещают в исследуемый раствор; ж — надосадочную жидкость помещают на ча­ совые стекла; з — процент прорастания определяют че­ рез 6 ч инкубации при 20 °С в темноте (объем исследуе­

мой жидкости 0,45 мл)

алексинов позволяет ему успешно противостоять разным патоге­ нам.

По химической природе фитоалексины относятся к разным классам соединений вторичного обмена, таким, как полиацетиле­ ны (вайероновая кислота), полифенолы (госсипол), изофлавоноиды (пизатин, фазеоллин, глицеоллин), терпеноиды (ришитин, капсдиол) и стилбены (ресвератрол). Фитоалексины характерны для вида, рода высшего растения. Фитоалексины растений близ­ ких таксонов сходны по своей химической структуре. Наиболее известные фитоалексины фазеоллин (С 20 Н 18 О 4 ) из фасоли (его индукторы Botrytis cinerea, Monilia fructigena, Uromyces phaseoli, Colletotrichum spp.), пизатин (С 174 Н 1 О 6 ) из гороха (его индукторы

Fusarium solani f. sp. pisi, F. ssp. phaseoli), ришитин (О 14 H 22 O 2 ) из то­ мата, клубней картофеля (их индукторы Fulvia fulva, Ph. infestans) и др.

Фитоалексины, по-видимому, неспецифичны по отношению к патогену, так как синтез одного и того же фитоалексина, характер­ ного для данного растения, может быть вызван разными патогена­ ми. Установлено, что грибы, паразитирующие на растении, более устойчивы к фитоалексинам, вырабатываемым данным растением, чем непатогенные виды. Так, гриб Ascochyta pisi, паразитирующий на горохе, менее чувствителен к пизатину и более чувствителен к фазеоллину из фасоли, на которой он не паразитирует.

Доказано, что большинство фитоалексинов обладает фунгистатическим действием, хотя количественных данных по этому пока­ зателю пока недостаточно. Так, зерновые культуры (пшеница, ку­ куруза, рожь) содержат глюкозиды дегидрооксибензоксазолиноны и фермент глюкозидазу, взаимодействие которых в пораженных тканях приводит к образованию аглюконов — веществ с фунгицидными свойствами.

В некоторых случаях фитоалексины, несомненно, играют су­ щественную роль в защитных реакциях. Однако не всегда и не во всех растениях, в которых образуются, они служат препятствием для фитопатогенных грибов. Например, доказано участие фито­ алексина глицеоллина в устойчивости сои к грибу Phytophthora megosperma var. sojae, однако в старых растениях, когда снижается его синтез, устойчивость растений повышается. При повышенной температуре восприимчивые сорта сои синтезируют большое ко­ личество глицеоллина, однако не приобретают при этом устойчи­ вости. Вероятно, фитоалексины, как и другие токсичные веще­ ства, — лишь один из компонентов в чрезвычайно сложной систе­ ме реакций, обусловливающих устойчивость растений. Более подробно материалы, касающиеся раздела «Факторы активного иммунитета», будут рассмотрены в главе «Генетика, биохимия и молекулярная биология иммунитета растений».

Фагоцитоз. Этот процесс был впервые обнаружен у животных И. И. Мечниковым. Он же создал фагоцитарную теорию защиты

животного организма от инфекции. Согласно этой теории, у жи­ вотных есть специальные клетки (фагоциты), обладающие спо­ собностью захватывать паразита и переваривать его с помощью ферментов. У растений в отличие от животных нет фагоцитов. Од­ нако еще в начале XX в. появились сообщения о том, что у расте­ ний обнаружен сходный процесс внутриклеточного переварива­ ния, получивший название фагоцитоза. Поскольку такая способ­ ность у растений проявляется лишь в отношении патогенных организмов, она была отнесена к факторам активного иммуните­ та. Фагоцитоз четко проявляется в случае эндотрофной микоризы, когда гриб развивается внутри корней растения и лишь небольшая его часть проникает из корней в почву. Эндотрофная микориза развивается следующим образом: гифы гриба проникают через корневые волоски в эпидермальные клетки, а затем в клетки первичной коры, в которых происходят защитные реакции, вы­ зывающие замедление распространения в них мицелия: гифы либо становятся клубочкообразными, либо у них разветвляются верхушки с образованием так называемых арбускул. Внутрикле­ точные клубочки гиф постепенно перевариваются клетками и исчезают. Арбускулы теряют способность к росту, и дальнейшее распространение мицелия по клеткам первичной коры прекра­ щается. Такие взаимоотношения обнаружены на микоризах дере­ вьев, злаков и других растений. У злаков, например, Fusarium oxysporum образует эндотрофную микоризу. При этом иногда на­ блюдается частичное или полное переваривание гиф в клетках корня. Очевидно, благодаря фагоцитарным свойствам клетки сдерживают распространение гриба, не дают ему перейти к пара­ зитическому образу жизни, однако не уничтожают его полностью. Подобное равновесие между корнями злаков и грибом непостоян­ но и зависит от факторов внешней среды.

2.3. ПРИОБРЕТЕННЫЙ ИММУНИТЕТ

Существование у растений приобретенного иммунитета, как у теплокровных животных и человека, до недавнего времени ста­ вилось под сомнение на том основании, что у них отсутствуют нервная система и кровообращение. В настоящее время факт су­ ществования приобретенного иммунитета уже не вызывает ника­ ких сомнений. Сведения о наличии цитоплазматической связи между клетками при помощи плазмодесм, проходящих через поры клеточных стенок, оказались весьма полезными в изучении этого явления. Через плазмодесмы раздражение определенного участка растительной ткани распространяется практически по всем клет­ кам растения. Воздействие инфекции проявляется не только в клетках, непосредственно контактирующих с патогеном, но и в удаленных от места инфекции. Так, при заражении плодов цитру-

совых возбудителем голубой плесени (Penicillium italicum) интен­ сивность дыхания кожуры возрастает не только в очаге инфекции, но и в неинфицированных тканях, включая расположенные на противоположной стороне плода.

В зависимости от причин, вызвавших приобретенный иммуни­ тет, его разделяют на инфекционный и неинфекционный. И н ­

ф е к ц и о н н ы й п р и о б р е т е н н ы й

и м м у н и т е т возникает

перенесенного растением заболевания, н е и н ф е к ­

п р и о б р е т е н н ы й или

и н д у ц и р о в а н н ы й ,

и м м у н и т е т — под влиянием внешних факторов, не приводя­ щим к изменению генома растения. Факторы, воздействие кото­ рых на семена или растения приводит к повышению устойчивости растений, называются и н д у к т о р а м и . Неинфекционный при­ обретенный иммунитет играет важную роль в практике сельского хозяйства и рассматривается как один из способов защиты от бо­ лезней.

Приобретенный иммунитет может иметь локальный или сис­ темный характер. Л о к а л ь н ы й и м м у н и т е т проявляется вблизи места воздействия индуктора, с и с т е м н ы й — в участках, удаленных от этого места, например в других или новых листьях. Приобретенный иммунитет, как правило,, неспецифичен.-

Индукторы приобретенного иммунитета делят на биотические и абиотические. К первым относят грибы, бактерии,.вирусы или продуцируемые ими метаболиты, ко вторым — химические веще­ ства (биорегуляторы) или их смеси и физические воздействия (на­ пример, облучения, температуры, магнитного поля, ультразвуко­ вых колебаний и т. д.).

Индуцирование биотическими средствами проводят путем инокуляции авирулентными (непатогенными) расами, инактивированными патогенами и продуктами их метаболизма.

Индуцирование приобретенного иммунитета биотическими средствами, называемое иммунизацией, сходно с вакцинацией, широко используемой в медицине и ветеринарии.

Изучение явления иммунизации имеет длительную историю, однако в отличие от вакцинации она не нашла пока широкого практического применения в защите растений.

Вакцинация растений как способ биологической иммунизации находит применение в практике сельского хозяйства, особенно в создании приобретенного иммунитета к вирусным болезням у овощных культур — представителей семейств пасленовых (томата) и тыквенных. Заражение рассады этих культур слабыми штамма­ ми некоторых вирусов приводит к появлению у растений иммуни­ тета, благодаря которому они становятся устойчивыми к сильно­ патогенным штаммам тех же вирусов. Этот прием получил назва­ ние п е р е к р е с т н о й з а щ и т ы и л и и н т е р ф е р е н ц и и .

Читать статью  Парша: лечение и профилактика, средства от парши

Повышение устойчивости растений к патогену можно вызвать путем предварительного инфицирования их непатогенным изоля-

3 Иммунитет растений

том. Так, клубни картофеля, предварительно инфицированные авирулентным штаммом Ph. infestans, приобретают устойчивость к вирулентному изоляту этого гриба. В качестве вакцины могут быть использованы убитые патогены. Так, введение в ткани листьев та­ бака убитой культуры Pseudomonas tabacum индуцирует устойчи­ вость к этому патогену. Установлено, что в результате вакцинации в клетках растения появляются защитные вещества, например фитоалексины, изменяется активность ряда ферментов и появляются новые. При приобретенном иммунитете в отличие от врожденно­ го защитные механизмы возникают в ответ на вакцинацию и не передаются по наследству.

Рострегулирующие бактерии, обитающие в ризосфере, могут защищать растения от грибных, бактериальных и вирусных болез­ ней, индуцируя их системную устойчивость. Ризосферные микро­ организмы удобны для применения в целях индуцирования устой­ чивости растений к болезням. Их можно нанести на семена перед посевом или на корневую систему рассады перед посадкой путем обработки суспензией бактерий и грибов. При этом ризообитающие непатогенные микроорганизмы могут выступать конкурента­ ми для патогенов, колонизируя ткани растений, либо выделять метаболиты, включая те, которые обусловливают защитные реак­ ции растений против патогенов. Индукционную активность на ряде культур проявляет препарат триходермин, созданный на ос­ нове гриба Trichoderma lignorum.

К настоящему времени выявлено большое число синтетичес­ ких и природных соединений, индуцирующих устойчивость рас­ тений к болезням.

Аминокислоты и их аналоги. В культуральной жидкости биоло­ гических индукторов устойчивости растений к болезням обнару­ жены свободные природные аминокислоты. Наибольшей индук­ ционной активностью обладает фракция, содержащая в основном глутаминовую кислоту, пролин, лейцин и аланин. Эта фракция снижала на 54 % развитие грибов рода Fusarium на проростках пшеницы (Сокирко, Вовчук, Гаврилов, 1989).

Производные карбоновых кислот. Среди производных карбоновых кислот выявлены вещества, оказывающие влияние на ус­ тойчивость растений к болезням. Среди них следует отметить салициловую кислоту, которая специфически связывается в расте­ ниях с каталазой и ингибирует активность этого фермента, что со­ провождается накоплением пероксида водорода— одного из ос­ новных защитных веществ растений от патогенов. Она также ока­ зывает влияние на уровень фитогормонов (индолилуксусной и абсцизовой кислот, а также этилена) в растениях. Индуцирующей активностью обладают и ненасыщенные высшие карбоновые кис­ лоты, такие, как арахидоновая, линоленовая, линолевая, жасмоновая, абсцизовая и полиакриловая. Арахидоновая кислота входит в состав диглицеридов, принимающих участие в установлении

межклеточных контактов и передающих информацию с поверхно­ сти клетки. Арахидоновая кислота стимулирует в растениях за­ щитные реакции и индуцирует накопление фитоалексинов. В ма­ лых концентрациях она повышает устойчивость растений карто­ феля к фитофторозу. В клубнях, обработанных арахидоновой кислотой, устойчивость к этому заболеванию развивается на вто­ рые сутки и сохраняется от нескольких недель до’ 2. 3 мес. Она носит системный характер.

Смесевые препараты. Один из таких препаратов — хитозан, со­ стоящий из глюкозаминов, индуцирует устойчивость растений риса к пирикуляриозу и ризоктониозу. К препаратам комбинаци­ онного действия следует отнести четвертичные соли аммония, со­ держащие в своем составе анион аминобензойной кислоты и ка­ тион четвертичного аммония с гидроксиалкильной группой. Предпосевная обработка семян зерновых, овощных и некоторых других культур четвертичными солями аммония повышает устой­ чивость растений к корневым гнилям, уменьшает агрессивность фитопатогенов и улучшает показатели структурных элементов урожайности на 20. 25 % (Шкаликов, Хохлов, 1998).

Повышение устойчивости растений к болезням наблюдалось также после предпосевной обработки семян смесями микроэле­ ментов (Кулешова, 1990). О роли микроэлементов в жизнедея­ тельности растений свидетельствует тот факт, что существует целая группа болезней неинфекционного характера, которые воз­ никают только в случае отсутствия или недостатка в почве какихлибо микроэлементов. Так, при недостатке в почве бора возникает гниль сердечка сахарной свеклы, развивается бактериоз льна, вы­ зываемый Bacillus macerans. Неинфекционный хлороз плодовых деревьев проявляется при недостатке в почве железа. Возможность использования удобрений для повышения устойчивости растений к болезням была обоснована Т.Д. Страховым (1922). Он впервые установил, что, регулируя режим питания растений, можно изме­ нить их устойчивость к тому или иному заболеванию. Он показал также, что удобрения могут повышать устойчивость злаковых культур к головневым болезням. Сходные данные были получены в многочисленных исследованиях различных сочетаний расте­ ние — паразит. Механизм действия удобрений на устойчивость растений многообразен. Они оказывают существенное влияние на ход биохимических и физиологических процессов, а следователь­ но, и на обмен веществ растения, изменения в котором могут ска­ зываться на взаимоотношениях между растением и паразитом, в основе которых лежит приуроченность патогена к определенному типу обмена веществ растения. Чем выше паразитическая специа­ лизация патогена, тем теснее взаимосвязь между обменом веществ паразита и растения-хозяина. Так, при высоком содержании азота в почве растения обычно более восприимчивы к болезням. Мно­ гие облигатные паразиты (например, возбудители мучнистых рос,

ржавчинных болезней и т. д.) лучше развиваются на растениях с мощной вегетативной массой. Калийные и фосфорные удобрения способствуют повышению устойчивости растений. Однако сде­ лать общие выводы о влиянии удобрений на поражаемость расте­ ний достаточно сложно, поскольку они могут ускорять или замед­ лять рост и развитие растений, что, в свою очередь, влияет на ус­ тойчивость к тому или иному патогену. Например, азотные удобрения в большинстве случаев снижают устойчивость растений к болезням, однако в отношении головневых грибов наблюдается обратная связь. Возможно, более быстрый рост растений, наблю­ даемый при внесении азотных удобрений, помогает им быстрее пройти восприимчивую фазу развития. Таким образом, научно обоснованное применение как макро-, так и микроудобрений по­ вышает способность растений противостоять болезни.

Защитные реакции растений изменяются при воздействии на сложившиеся между ним и паразитом взаимоотношения. Так, с помощью приемов, ускоряющих прохождение отдельных фаз раз­ вития хозяина, можно сократить возможный период его зараже­ ния. Например, обрезка деревьев, кустарников, подкашивание трав (клевера, люцерны) повышает устойчивость к таким приуро­ ченным к периоду старения болезням, как антракноз, серая гниль и др.

Исходя из разнокачественное™ семян используют специаль­ ные методы их отбора, позволяющие выращивать растения с по­ вышенной устойчивостью. Известно, что из здоровых полновес­ ных семян развиваются растения, менее восприимчивые к болез­ ням. Поэтому посев семян, отсортированных по удельной массе, рекомендован как один из методов снижения поражаемое™ пше­ ницы фузариозом или кукурузы пузырчатой головней.

В практике сельского хозяйства известно немало подобных приемов, способствующих повышению устойчивости. В большин­ стве своем они основаны на знании закономерностей проявления иммунитета, что дает возможность направленного создания усло­ вий, благоприятствующих проявлению у растений защитных свойств.

3. ТИПЫ ПАРАЗИТИЗМА У МИКРООРГАНИЗМОВ

Паразиты заселяют растительную ткань только в том случае, если она содержит необходимые им питательные вещества. Таким образом, паразитизм основан на пищевых взаимосвязях между па­ тогеном и растением-хозяином. Что касается эволюции парази­ тизма, то некоторые исследователи полагают, что паразиты расте­ ний происходят от форм, ведущих сапротрофный образ жизни на стареющих растительных тканях, т. е. эволюция шла в направле­

нии от облигатных сапротрофов к облигатным паразитам.

Для о б л и г а т н ы х

с а п р о т р о ф о в источником питательных

веществ служат только

мертвые органические субстраты. Фа ­

к у л ь т а т и в н ы м и п а р а з и т а м и называются организмы, ко­

торые обычно живут как сапротрофы, но при определенных усло­ виях могут нападать на живые ткани, в частности на старые, ос­ лабленные и поврежденные или на запасающие органы. К таким паразитам относятся, например, Botrytis cinerea, Rhyzopus nigricans

и др. Такие пластичные патогены часто имеют широкий круг хо­ зяев, отличаются слабой специализацией и хорошо растут на ис­ кусственных питательных средах. Ф а к у л ь т а т и в н ы е с а п ­ р о т р о ф ы — это организмы, которые обычно ведут паразитичес­ кий образ жизни, но могут существовать и как сапротрофы. Примером таких организмов могут служить Venturia inaequalis, Phytophthora infestans и др. Они имеют более узкий круг растенийхозяев и более выраженную специализацию, в культуре растут медленно. Э к о л о г и ч е с к и о б л и г а т н ы м и п а р а з и т а м и принято считать такие патогены, которые существуют в природе как паразиты, но их можно выращивать и в культуре на искусст­ венных питательных средах. К таким паразитам относят многие виды Ustilaginales. О б л и г а т н ы м и п а р а з и т а м и называются организмы, например Erysiphales, Uredinales, Peronosporaceae, Albuginaceae, живущие только как паразиты.

Патогенность некоторых паразитов ослабевает при выращива­ нии в аксеничной культуре. По-видимому, это объясняется тем, что в таких условиях определенные преимущества приобретают сапротрофные штаммы. Возможно также, что в основе этого явле­ ния лежит адаптация. Однако часто патогенность удается восста­ новить путем пассажей через восприимчивые растения.

Паразиты по-разному извлекают питательные вещества из рас­ тений-хозяев. В связи с этим их можно разделить на две группы — биотрофов и некротрофов. Б и о т р о ф ы извлекают необходимые им питательные вещества из живых клеток растений-хозяев, н е — к р о т р о ф ы — из мертвых.

Как правило, облигатные паразиты не убивают восприимчивые клетки, в которые проникают: им это не выгодно, поскольку толь­ ко живые клетки могут быть источником питательных веществ.

Способность патогенных микроорганизмов паразитировать на растениях обусловлена специфическими особенностями их об­ мена веществ, позволяющими им преодолевать защитные меха­ низмы растений-хозяев и использовать содержимое их клеток в качестве питательного субстрата. Механизм использования раз­ нообразных питательных веществ варьирует у различных фитопатогенов в весьма широких пределах. Он обусловлен приспособ­ ленностью этих паразитов к тому или иному виду растений, а так­ же к химическому составу их клеток и анатомо-морфологическим особенностям тканей. Так, факультативным паразитам свойствен­ на способность использовать широкий набор питательных ве­ ществ. Они образуют множество разнообразных ферментов, кото­ рые расщепляют полимерные пластические вещества растений, доводя их до усвояемой формы. У некоторых патогенов (напри­ мер, Poliporus) синтез экзоферментов (внеклеточных ферментов) значительно превышает синтез внутриклеточных. Это означает, что большая часть ферментов, образующихся в гифах факульта­ тивных паразитов, выделяется в окружающую среду.

В литературе накоплено множество данных о вооруженности ферментами грибов — факультативных паразитов и сапротрофов. Среди экстрацеллюлярных ферментов названных грибов имеются разнообразные карбогидразы, осуществляющие гидролиз различ­ ных ди- и полисахаридов (инулина, крахмала и др.), гемицеллюлозы, клетчатки и т. п. Помимо выделения ферментов в окружаю­ щую среду микроорганизмы могут воздействовать на питающий их субстрат путем контакта. Установлено, что подобное действие зависит от ферментов, локализованных на поверхности клеток. Активность и качественный состав выделяемых ферментов в онто­ генезе грибов меняется. С возрастом может меняться и активность одного и того же фермента. Показано, что низкая ферментативная активность приурочена к моменту прорастания спор. По мере раз­ вития гриба набор ферментов в его тканях расширяется и возрас­ тает их активность. В стадии спорообразования она резко снижа­ ется.

Сравнительное изучение биохимических свойств факультатив­ ных и облигатных паразитов позволило установить, что прораста­ ющие споры облигатного паразита менее богаты ферментами. Наиболее мощные протеолитические ферменты и амилазы у облигатных паразитов либо отсутствуют, либо обладают незначи­ тельной активностью. Поэтому внедрение в ткани растения-хозя­ ина облигатных паразитов не вызывает резких нарушений в его обмене веществ.

Гибель клеток растения-хозяина обусловлена действием токси­ ческих для высшего растения веществ. Выявлены значительные

различия в количестве и составе биологически активных веществ, синтезируемых фитопатогенами, и они тем существеннее, чем четче выражены у патогена паразитические свойства. Установле­ но, что токсическое действие фитопатогенов, как правило, обус­ ловлено не каким-либо одним веществом (органические кислоты, белки и продукты их распада, полисахариды, летучие вещества и др.), а одновременным действием нескольких токсических компо­ нентов, ответственных за различные симптомы заболевания. Все это относится исключительно к факультативным паразитам. Воп­ рос о способности облигатных паразитов синтезировать токсичес­ кие вещества и о составе этих веществ остается в некоторой степе­ ни дискуссионным. Одни исследователи считают, что облигатные паразиты не выделяют токсических веществ, другие придержива­ ются противоположной точки зрения. Так, Гречушников (1936), изучая токсины ржавчинных грибов, пришел к выводу, что их действующее вещество состоит из двух соединений — аммиака и мочевины. По его мнению, эти азотистые выделения гриба вклю­ чаются в метаболизм растения-хозяина, что приводит в конечном счете к их детоксикации. Имеются сведения, что на начальных фазах развития облигатные паразиты могут оказывать стимулиру­ ющее воздействие на растение (Вавилов, 1913; Курсанов, Медве­ дева, 1938 и др.), что полезно для паразита, поскольку оказывает положительное влияние на его развитие и размножение.

Факультативные паразиты обладают способностью к образова­ нию высокотоксичных веществ, вызывающих гибель тканей хо­ зяина и создающих возможность успешного развития и распрос­ транения микроорганизмов. В большинстве случаев способность образовывать токсические вещества является признаком, вырабо­ тавшимся и закрепившимся в процессе эволюционного развития и определяющим собой характер взаимоотношений паразита и ра­ стения-хозяина.

Эффективность применения индукторов устойчивости в росте и развитии томата

Изучение проблемы устойчивости сельскохозяйственных культур. Анализ повышения общей неспецифической устойчивости растений к неблагоприятным факторам биотической и абиотической природы путем принудительной активации природных защитных механизмов растений.

РубрикаСельское, лесное хозяйство и землепользование
Видстатья
Языкрусский
Дата добавления28.11.2017
Размер файла22,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Читать статью  Бактериальные болезни растений

Размещено на http://www.allbest.ru/

Эффективность применения индукторов устойчивости в росте и развитии томата

Проблема комплексной длительной устойчивости сельскохозяйственных культур до сих пор остается нерешённой. В связи с этим перспективным и целесообразным является повышение общей неспецифической устойчивости растений к неблагоприятным факторам биотической и абиотической природы путем принудительной активации природных защитных механизмов растений с помощью индукторов устойчивости. устойчивость биотический сельскохозяйственный

Индукторы устойчивости — это вещества биологического происхождения или соединения, синтезированные химическим путем.

Найдены вещества, повышающие устойчивость вегетирующих растений томатов к грибным и вирусным патогенам. Одни из таких — хитозан и салициловая кислота. Результатами их действий стали позднее заболевание обработанных растений, уменьшение степени их поражения, снижение интенсивности спорообразования болезнетворных грибов на листьях обработанных растений ниже, активизация ростовых и морфоорганогенетических процессов семян и растений, повышение урожайности и качества плодов.

Закладка и проведение опыта осуществлялись в учебно-опытном поле Кабардино-Балкарского государственного аграрного университета. Опытный образец — томат сорта «Титан». Сорт районирован по Северо-Кавказскому региону для выращивания в открытом грунте, употребляется как в свежем виде, так и в консервированном, среднепоздний.

Опыт был заложен 3 мая. Между растениями в ряду было 20-25 см, расстояние между соседними рядами составляло 90 см, 50 см через один ряд, расчётная площадь питания одного растения — 0,2 м 2 , учётная площадь одной делянки — 10 м 2 , всего растений на одной делянке — 48-50 шт., всего делянок — 6. В ходе экспериментальных исследований проводилось определение влияния определённого индуктора на рост и урожайность растений томата.

The problem of complex long-term stability of crops is still unresolved. In this regard, a promising and desirable is the increase of non-specific resistance of plants to adverse factors of biotic and abiotic nature by forcing the activation of natural defense mechanisms of plants by means of inductors sustainability.

The inductors of resistance are compounds of biological origin or chemically synthesized compounds.

It was found substances that increase the resistance of vegetative plants of tomatoes to fungal and viral pathogens. One of it is chitosan and salicylic acid. The results of their activities later transfomed into disease of treated plants, and decrease of in the extent the degree of its intensity of the spore formation of fungi pathogenic in leaves of plants treated below, activation of growth processes and morphogenetics seeds and plants, increasing the yield and quality of fruits.

Bookmark and conducting experience carried out in the educational-experimental field of Kabardino-Balkarian State Agricultural University. Prototype — tomato varieties «Titan». Grade zoned in the North Caucasus region for cultivation in open field, is used as a fresh and canned, Middle-.

Experience was founded on May 3. Between plants was 20-25 cm in the series, the distance between adjacent rows was 90 cm and 50 cm in one row, the calculated area of the power plant — 0,2 m 2 , Account area of one plot — 10 m 2 , all the plants on one plot — 48-50 pieces, all plots — 6.

During experimental studies have been conducted to determine the effect of a certain inductor on the growth and yield of tomato plants.

Исследования, проведенные нами в 2015 году, показали высокую эффективность применения индукторов устойчивости растений при выращивании томата. Обработанные индукторами устойчивости томаты имели повышенную энергию прорастания и всхожесть. При этом наибольшая всхожесть наблюдалась в варианте с салициловой кислотой (0,01%), а наименьшая — с хитозаном (0,1%) + салициловая кислота (0,1%), соответственно 67,8 и 56%. Обработка семян биологически активными веществами, используемыми в качестве индукторов устойчивости, повышает урожайность и качество плодов томата. Максимальная урожайность достигается при использовании салициловой кислоты без примесей, что составляет 35,4 т/га.

Для многих сельскохозяйственных культур проблема комплексной длительной устойчивости до сих пор остается нерешённой, поэтому для получения удовлетворительной урожайности приходится использовать химические средства защиты растений. В связи с этим перспективным и целесообразным является повышение общей неспецифической устойчивости растений (иммунного статуса) к неблагоприятным факторам биотической и абиотической природы путем принудительной активации природных защитных механизмов растений.

Предположительно, индукторы, не внося в генотип растений новых факторов устойчивости, активируют сложную интегрированную систему защитных механизмов, способствуют максимальной реализации естественного иммунного потенциала растений, включая множественные механизмы защиты.

Индукторы устойчивости — это вещества биологического происхождения или соединения, синтезированные (модифицированные) химическим путем. Их противоболезнетворное действие обуславливается изменениями, происходящими в обмене веществ обработанного ими растения или патогена. Профилактическое применение веществ такого типа позволяет сдерживать развитие болезней на приемлемом уровне. Ассортимент таких веществ находится в стадии разработки, механизм их действия изучен слабо.

Теоретическая часть. Доказано, что индукторы болезнеустойчивости активизируют ферменты фенольного и нуклеинового обмена, а также стимулируют нитратный обмен. Обработка растений такими веществами приводит не только к снижению развития заболевания, но и к активизации у них репродуктивных функций.

Найдены вещества, повышающие устойчивость вегетирующих растений томатов к грибным и вирусным патогенам. Из 30 веществ, взятых для изучения, выделены два (салициловая кислота и хитозан) наиболее перспективных, которые повышают устойчивость томатов к комплексу патогенов грибной и вирусной природы. На основе этих веществ — АВП (антивирусный препарат) — расширен ассортимент перспективных индукторов устойчивости для этой культуры и предложена методика их использования в открытом грунте. Эти препараты могут быть элементами интегрированной защиты растений томатов. Обработка растений предложенными индукторами (3-8 раз до фазы цветения) снижает развитие заболеваний и повышает продуктивность растений.

Практическая часть. Для изучения влияния индукторов устойчивости нами была поставлена цель по выявлению факторов, способствующих повышению устойчивости растений под влиянием биологически активных веществ, обладающих свойством индуцировать устойчивость культуры томата к патогенам.

В задачу исследований входили:

1. изучение влияния биологически активных веществ биогенного и абиогенного происхождения на устойчивость томатов к ассоциированным грибам;

2. изучение влияния индукторов устойчивости биогенного и абиогенного происхождения на патогенные грибы томатов;

3. изучение влияния разных индукторов устойчивости на урожайность томатов.

Закладка и проведение опыта осуществлялись в учебном поле Кабардино-Балкарского государственного аграрного университета. Опытный образец — томат сорта «Титан». Сорт районирован по Северо-Кавказскому региону для выращивания в открытом грунте, употребляется как в свежем виде, так и в консервированном, среднепоздний.

Опыт был заложен 3 мая. Между растениями в ряду было 20-25 см, расстояние между соседними рядами составляло 90 см, 50 см через один ряд, расчётная площадь питания одного растения — 0,2 м 2 , учётная площадь одной делянки — 10 м 2 , всего растений на одной делянке — 48-50 шт., всего делянок — 6.

В ходе экспериментальных исследований проводилось определение влияния определённого индуктора на рост и урожайность растений томата. Исследования, проведенные нами в 2015 году, показали высокую эффективность применения индукторов устойчивости растений при выращивании томата. Обработанные индукторами устойчивости томаты имеют повышенную энергию прорастания и всхожесть (табл. 1). Из данных таблицы 1 видно, что наибольшая всхожесть наблюдалась в варианте с салициловой кислотой (0,01%), а наименьшая — с хитозаном, 0,1% + салициловая кислота, 0,1%, соответственно 67,8 и 56%.

Таблица 1 — Всхожесть семян томата в зависимости от обработки различными индукторами устойчивости (в %)

Индуцированная устойчивость растений (ч.1)

Индуцированная устойчивость растений (ч.1) - фото

Одной из характеристик, выдвигаемых к нынешним сортам агрокультур и технологиям их возделывания, является устойчивость к экологическим воздействиям любой природы возникновения. Чтобы добиться константного результата в динамичных условиях окружающей среды, необходимо не только верно подобрать сорта, а и умело воспользоваться известными техниками по их выращиванию, которые могли бы с наибольшей силой активизировать защитный потенциал растений.

Различные подходы к вопросу защиты растений

Применительно ко многим агрокультурам системная долгосрочная стойкость к стрессовым воздействиям вредителей и экологических факторов все еще представляет собой неразрешенную проблему. И там, где она начинается, появляется вынужденная необходимость применения средств химизации сельского хозяйства, чтобы получить требуемый урожай. Данный вопрос особенно актуален для овощных, фруктовых сортов, широко применимых в пищевой промышленности. А ввиду этого использование пестицидов от фитофагов и возбудителей болезней должно строго лимитироваться.

В то же самое время, ежегодно возрастающая фитосанитарная напряженность во многих странах мира приводит к росту заболеваемости агрокультур, что чревато потерями до 80 % всего урожая. В последние годы на фоне глобальных изменений климата наметилась тенденция к росту убытков растениеводов из-за погодных условий, которые в отдельных регионах планеты приобрели экстремальный характер. Не новость, что климат умеренных широт с умеренно-континентального превратился в резко континентальный, создав новые риски для аграрного производства. Неестественная аридизация (повышение засушливости климата) или, наоборот, гумидизация (увеличение количества осадков и общей влажности) природных условий подбрасывают человечеству все новые и новые задачи, не решить которые означало бы обречь себя на голодное существование.

Все это в комплексе с успехами адаптивно-ландшафтного земледелия, порождает необходимость поисков наиболее экологически оправданных способов вести аграрное хозяйство с наименьшими потерями с одной стороны, и активировать естественную продуктивность агрокультур – с другой.Но решить вышеупомянутые проблемы есть возможность несколькими возможными способами.

Первый из них относится к созданию агросортов, которые были бы устойчивы к воздействию фитопатогенов. В бывших советских республиках – России, Белоруссии, Украине, данная перспектива получила развитие в начале 60-х гг. прошлого века. По сей день этот метод считается одним из наиболее безопасных для естественных экосистем. Однако есть одно весомое но – каждый из конкретных сортов культур способен быть лакомым кусочком для одновременно нескольких десятков вредителей и возбудителей болезней, поэтому придание сортам комплексной стойкости ко всему возможному спектру потенциальных недоброжелателей, к сожалению, практически нереально.

Второй способ связан с широко известными пестицидами. Однако и здесь, кроме рисков для среды обитания и конечного потребителя продукции – человека, имеются множество нюансов. Так, например, культуры, которые дают несколько урожаев на протяжении вегетационного периода, нельзя обрабатывать препаратами, действие которых начинается спустя несколько дней или даже недель. Так способны действовать некоторые фунгициды, проявляя первые признаки своей активности для условий открытых мест высадки лишь спустя 20 суток, а для теплиц – до 7 суток.

Третий путь – это применение биологических средств борьбы. Однако он более применим к защите растений от вредителей, например с использованием энтомофагов или микроорганизмов, вызывающих изменения у конкретных вредоносных насекомых.

Четвертый путь, речь о котором и пойдет дальше в данной статье, связан с повышением иммунного статуса растений через пробуждение естественных защитных факторов, помогающих им справляться с различными воздействиями живой и неживой природы. Данный способ известен уже почти столетие, однако на наших просторах о нем впервые заговорили в начале 70-х годов, начав интенсивные разработки для многих зерновых и овощных культур. Наибольший интерес человечество к данной перспективе наметился лишь в два последних десятилетия, когда кризис в отношениях человека и природы достиг новых масштабов.

Растения и индуцированная устойчивость

Возможность существования у растений, наряду с человеком и теплокровными животными, приобретенного иммунитета долгое время отвергалась. Это было связано с тем, что растения лишены и кровеносной системы, и нервной. Но на сегодня все сомнения относительно этого исчезли. Немаловажную роль в процессе открытия иммунитета сыграл тот факт, что растительные клетки связаны друг с другом цитоплазматическими мостиками, именуемыми иногда как «плазмодесмы», которые позволяют передавать раздражение от одних клеток другим. Обычно, последствия инфекции имеют место не только в непосредственных участках, подвергшихся действию фитопатогенов, а и далеко за их пределами. Например, действие голубой плесени на плодовые тела цитрусовых приводит к интенсификации в кожуре окислительно-восстановительных процессов даже тех тканевых зон, которые не контактировали с инфекционным агентом.

Из классической агрономической литературы известно, что приобретенная (индуцированная) устойчивость является ничем иным, как естественной стойкостью растительных организмов, обозначенная их генотипом, которая формируется воздействием массы условий живого и неживого происхождения, отображая степень его приспособительной способности. Она есть не что иное, как непродолжительная устойчивость, обеспечиваемая выраженным действием различных генов, возбуждающих возникновение защитных реакций, почему и представляется как неспецифическая. Активаторами подобной устойчивости может быть широкий спектр веществ абиотического или биотического происхождения.

В отношении заболеваний и их возбудителей индуцированная стойкость растений носит системную направленность. Это проявляется при воздействии вредоносных биологических агентов в течении если не всей, то хотя бы большей части индивидуального развития, что по своим природным характеристикам сильно напоминает природные иммунные ответы у животных.

На сегодняшний день различают два типа индуцированной устойчивости:

системная устойчивость приобретенная (обычно, при перенесении конкретного фитозаболевания) – инфекционный приобретенный иммунитет;

индуцированная системная устойчивость – неинфекционный иммунитет.

Они отличаются между собой по особенностям возникновения. Но связаны необычным на первый взгляд процессом – иммунизацией. В отношении растений это означает процесс, в течение которого происходит активизация естественных механизмов защиты растений. В отличие от приобретенного иммунитета растений, который берет свое начало при успешном преодолении инфекции, что хоть и редко, но все же иногда встречается у растений, данный индуцированный (неинфекционный) иммунитет приобретается в двух случаях:

• при обработке химическими препаратами или же воздействиями физической природы (например, температурными воздействиями, радиоактивным излучением, ультразвуковыми частотами, магнитными полями);

• вакцинационным воздействием, производимым при помощи препаратов биологической природы.

Практический интерес представляют оба способа приобретения индуцированного иммунитета, в то время как практическое значение инфекционного иммунитета не так уж и значимо.

Сегодня индуцированный иммунитет имеет немалое значение в практических агрозащитных мероприятиях. Индуцированный иммунитет, кроме дифференциации по природе индукторов, имеет еще одну классификацию, основанную на характере воздействия. В связи с ней неинфекционный иммунитет бывает локальным или системным. Первое означает, что область его защиты имеет строго ограниченные пределы, например, конкретной вегетативной частью растения. Системный иммунитет не утрачивает своих свойств даже в отдаленных от места поражения растительных компонентах.

Интересна тема? Подпишитесь на персональные новости в ДЗЕН | Pulse.Mail.ru | VK.Новости | Google.Новости.

Источник https://studfile.net/preview/5355235/page:2/

Источник https://revolution.allbest.ru/agriculture/00852612_0.html

Источник https://www.agroxxi.ru/zhurnal-agromir-xxi/stati-rastenievodstvo/inducirovannaja-ustoichivost-rastenii-ch-1.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous post Плаванье как аэробная физическая нагрузка для похудения
Next post Тест графического планшета Wacom Intuos Pro Medium