Нуланд не в помощь: переговорный «прорыв» с США оказался миражом

1

Зафиксированное в официальном заявлении Кремля согласие заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд с принципом «автономии или особого статуса Донбасса в составе Украины» породило робкие надежды на возможный прорыв в политическом урегулировании в этом регионе. Но по мере рассеивания клубов политической пыли, поднятых приездом высокопоставленной американской гостьи, становится очевидным: в словосочетании «робкий оптимизм» упор стоит делать на слове «робкий».

Визит Нуланд ознаменовал собой отсутствие регресса в деле разрешения конфликта на Донбассе, что неплохо, учитывая планы Зеленского «перезагрузить» (а по сути, радикально переписать) Минские соглашения. Однако никакого значимого прогресса тоже не случилось — да и, наверное, не могло случиться.

На излете правления Януковича печенек Виктории Нуланд оказалось достаточно для того, чтобы разжечь пламя пожара, взорвавшего Украину изнутри. Но сжигать — не строить: воз урегулирования на Донбассе намертво застрял в политической трясине. Печеньками этот воз с места не сдвинешь — даже если бы мадам Нуланд этого вдруг сильно захотела.

В эпоху Средневековья ученые-схоласты потратили неимоверное количество времени и усилий на обсуждение вопроса о том, сколько ангелов или демонов может уместиться на кончике одной иглы. Дискуссии высоких договаривающихся сторон об урегулировании конфликта на Донбассе и российско-украинских отношениях очень напоминают эти средневековые диспуты.

В ходе закрытых переговоров Виктория Нуланд согласилась с принципом «автономии или, другими словами, особого статуса Донбасса в составе Украины». Классно. Виктория Нуланд не выразила желания сказать то же самое публично. Менее классно.

В отличие от Зеленского, мадам Нуланд не пыталась во время переговоров увязать тему Донбасса с темой Крыма. Классно. Как стало ясно в ходе общения знатной раздатчицы печенек с ее московскими визави, американская дипломатия в лице Нуланд еще окончательно не определилась с новой стратегической линией США по отношении к Украине и старательно прощупывает сейчас почву и зондирует самые разные варианты. Возможно, классно. А возможно, и совсем не классно.

Но вот какое отношение все это имеет к реальной ситуации «на земле» — в Донбассе и вокруг Донбасса? Да никакого. Не помню, где именно я прочитал такую мысль: если человек в вас заинтересован, он найдет время с вами встретиться даже за пять минут до своего отлета на Луну. Если же такой заинтересованности нет, то даже если в распоряжении такого человека тонна свободного времени, вы можете хоть до посинения без толку стучать в его дверь.

Украина была заинтересована в подписании контрактов с Москвой о продлении транзита газа через свою территорию. Поэтому в начале правления Зеленского все это вдруг образовалось как по волшебству. Украина не заинтересована в урегулировании конфликта на Донбассе путем компромисса. Украина прямо заинтересована в отсутствии такого урегулирования. Точка. Дискуссию на этом можно заканчивать — или, по крайней мере, сводить ее к таким вечным темам, как подсчет ангелов/демонов на кончике иглы.

Как можно реально не стремиться к возврату своей собственной территории? А вот как. Реинтеграция Донбасса несет в себе угрозу возвращения в украинское политическое пространство большого количества нелояльно настроенных избирателей. Это раз. Экономическое восстановление разрушенного войной Донбасса потребует вложений, которые будут исчисляться в миллиардах долларов и которых в полном объеме Киеву никто не даст. Это два.

Сейчас западные доноры требуют от Украины «реформ, транспарентности и борьбы с коррупцией» в несколько приглушенном режиме. Мол, конечно, они в плане реформ и борьбы с коррупцией упорно валяют дурака.

Однако параллельно с этим они «мужественно противостоят российской агрессии». Нет, на таких хороших парней нельзя давить слишком сильно! Если мятежный Донбасс вдруг вернется в состав Украины, то необходимость сдерживать себя у западных доноров пропадет. Киевской элите этого совсем не хочется. Это три.

На Украине продолжают надеяться на то, что рано или поздно глыба путинской России дезинтегрируется. И тогда Донбасс можно будет забрать обратно не на основе компромисса, а без всяких обязательств и с полной свободой рук. Это четыре.

Естественно, открыто озвучить на публике все эти четыре пункта невозможно. Поэтому официальный Киев вот уже при втором президенте подряд использует тактику бесконечного забалтывания ситуации и бесконечного политического маневрирования с периодической сменой декораций. Не факт, что даже Байден (не говоря уже о Нуланд) сможет при желании сломать такую динамику. Да и с какой стати у американцев вдруг возникнет такое желание?

Как я уже не раз писал, тупик в российско-украинских отношениях идеально укладывается в американский образ «желаемого сегодня». Однако называть российско-американские консультации по Донбассу и Украине полностью бессмысленными я бы тоже не стал. Если добиться, «чтобы стало лучше», не получается, то надо биться хотя бы за то, «чтобы не было хуже». А Зеленский, раскатывая взад-вперед на «политическом скейте», периодически оказывается близок к тому, чтобы вылететь за пределы даже нынешнего глубокого неудовлетворительного статус-кво.

Например, в августе этого кабинет министров Украины внес в Верховную раду законопроект «О государственной политике переходного периода», который прямо противоречит Минским соглашениям. Если парламент в Киеве его примет, то возникнет любопытная юридическая и политическая коллизия. Получится, что выполнение всех пунктов Минских договоренностей будет запрещено украинским законодательством. Очень интересно, кто сможет извлечь политическую пользу в случае подобного развития событий.

А вот что вызывает уже не интерес, а тревогу — маневры Украины в отношении Приднестровья. У России с этим регионом, как известно, нет общей границы. И если Киев вдруг всерьез решит придушить этот пророссийский анклав, то «вечер быстро перестанет быть томным». Для Москвы важно сохранять рычаги воздействия на Зеленского — пусть даже такие опосредованные, ненадежные, своекорыстные и откровенно враждебные рычаги, как Нуланд.

Убедил я вас, что отсутствие регресса в ходе переговоров в Москве с заместителем государственного секретаря США — это тоже своего рода прогресс? Самого себя точно убедил.

Источник: www.mk.ru

Читайте также: